Как рабовладельцы продвигали марксистское «рабство заработной платы» и теорию эксплуатации

Огонь разросся, вызвав гибель нескольких белых человек и около ста двадцати чернокожих туземцев, включая брата вождя Пеппля. Когда мы шли от Кингс-Роуда, рулевую рубку и почти все пространство между палубами занимали товары для обмена на рабов. В небольшом свободном помещении впереди жить матросам было невозможно без того, чтобы их не заливали волны в условиях штормящего моря или дождя. И в такой обстановке они находились в течение всего перехода к побережью. Когда «Перл» стал на якорь в Бимбе, помещение впереди переоборудовали в склад стеклянной и гончарной посуды для торговли, поэтому не оставалось места, в котором могли приложить головы несчастные матросы.

  • Но в отношении европейцев не было проявлено никакого предубеждения, и после двух часов пребывания возле помостов гости вернулись в свою палатку.
  • Переводчик сообщил, что вождь продал свыше десяти тысяч рабов с последнего сезона дождей, чуть больше пяти месяцев назад.
  • Он отправлялся к своим хозяевам с грузом африканских изделий.
  • Это были низкие цены, которые сохранялись, пока в течение нескольких лет постепенно не повысились в результате конкуренции.

Те же, кто не мог заплатить штраф, по закону передавались в распоряжение тех, кто мог внести за них эти деньги. Так, после принятия акта 1833 года бывшие рабы английских колониальных плантаторов получили статус «подмастерьев» и должны были оставаться в услужении у своих господ еще 12 лет. Однако бывшие рабы в массовом порядке покидали своих хозяев и уходили в горы. В результате систему «подмастерьев» отменили уже в 1838 году, предоставив освобожденным полную свободу. Первое, что приходило в голову, — попытаться заставить вчерашних рабов остаться на плантациях, чтобы они трудились в качестве формально свободных, а фактически все таких же бесправных работников.

Когда подали морской пирог, мы почтили ее память, доказав таким образом силу нашей любви к ней – даже после гибели. Часто, когда негры гуляли по палубе, у меня возникала мысль о том, как легко было бы для них взять верх над нами и отправить всю команду на дно. Треть таких кули давно послали бы нас всех туда, если бы их допустили на палубу до того, как заковали в железо, как этих негров. Полки в рулевой каюте были заполнены гарпунами и копьями, которые могли бы стать грозным оружием в руках рабов. Обычный здравый смысл должен был подсказать капитану, что их следовало убрать в первую очередь в ту часть судна, которая наименее доступна для черных. Это, однако, не было сделано до тех пор, пока в течение пяти недель оружие не стало мозолить неграм глаза, а туземцы-крумен видели его еще чаще, что было небезопасно для нас.

А после темноты, которая наступает около семи вечера, на улицах нельзя встретить ни одного белого пешехода, настолько велик здесь страх перед криминалом. Здесь живут англичане, евреи и прочие состоятельные люди с белым цветом кожи. Однако большинство домов в этих кварталах принадлежат бурам – потомкам голландских и французских фермеров-кальвинистов. Характерный для них консервативный уклад позволил в целости сохранить старинные интерьеры многих домов, построенных в капском стиле, напрямую происходящем от староголландской архитектурной традиции.

Командиром воинов ашанти являлся негр свирепого вида – черный, как гагат, с шерстью, заплетенной в жесткие локоны, его зубы остро заточены, на щеках зияли два глубоких пореза. Он был раскрашен красной глиной, что придавало ему неземной вид. Квобах отличался гигантским ростом, он носил копье, имел при себе рог для пороха и сумку на ремне вокруг шеи.

Мы давали торговцам товары, с которыми они отправлялись на ярмарки покупать для нас рабов, обязывая, по обыкновению, оставлять нам что-то в качестве гарантии их возвращения. Этим «что-то» были их дети или родственники, которых называли «заложники». Несмотря на существовавшие договоренности по этому вопросу и их неукоснительное соблюдение туземцами, иногда последние выражали свое недовольство этими правилами.

Данылив Василий Николаевич вырос в небольшом селе Кальном, что граничит между Ивано-Франковской и Закарпатской областью. Имел непростое детство, которое закалило его и подготовило к активной борьбе за успех во взрослой жизни. Дискуссионная фигура, компромат на которую пользуется большой популярностью среди украинских пользователей Интернета. Российский глава развлекательной «кнопки» не спешил отказываться от «родного» контента даже после аннексии Крыма и начала войны на Востоке страны.

Это и некоторые другие старые противоречия между голландцем и мистером Джонсоном так губительно повлияли на последнего, что привели его в состояние сильного расстройства и даже умопомешательства. Молодой помощник развлекал нас как мог, а около трех мы вернулись на корабль. Во время пребывания там мне сообщили, что соседние негры, подстрекаемые Ванбукелином и голландским начальником, ночью совершили внезапное нападение и захватили форт.

Видимо, команда, вооруженная револьверами, представлявшая серьезную силу, в случае конфликта с офицерами могла на судне захватить власть. Мы носили свои финки, как принято у матросов, за поясом до тех пор, пока капитан не намекнул нам прозрачно, чтобы мы не показывали их неграм, которые могут впасть в соблазн воспользоваться ими. Капитан со своим испанским приятелем вышел на палубу и, увидев фантастическое обличье туземцев-крумен, дал выход своему буйному гневу. К трапу подтянули лодку и забавно выглядевшей команде велели сесть в нее. Грот-парус снова наполнился ветром, и мы удалились от берега, против резкого ветра. Когда не было занятий в лодках, интенсивно продолжалась работа по переоборудованию трюма.

Это было лучшее судно моего дяди, корабль водоизмещением триста тонн. У нас было еще три судна, стоявшие на якоре близ фактории, одно из них называлось «Сеньора Амелия» в честь нашей первой леди. Вождь Мусси и его воины расположились лагерем в прекрасной долине, где росло много пальм, примерно в миле от нашей резиденции.

Близ поселения местного вождя Мунго Сатти уничтожили другую факторию и конфисковали около двадцати тонн слоновой кости. Британцы предприняли другие карательные меры, но как Нью-Тир, так и Рио-Бассо остались безнаказанными. Я поселился в доме Пабло Круза, нашего бразильского надзирателя, оставив свою старую резиденцию во владении дона Рикардо и его креольской супруги. Активно шли приготовления для приема каравана вождя Мусси. К январю 1816 года наш большой загон для рабов был почти готов. В то время французские невольничьи судна оснащались большими удобствами для живого товара.

Добро пожаловать! Войдите под своим логином и паролем!

В версии «Проекта 1619» последствия рабства и вклад черных американцев в жизнь страны помещен в самый центр «национального нарратива». Но и на американском Севере дело обстоит не намного лучше. Некоторые учителя и на Севере, и на Юге называют насильственно вывезенных рабов «иммигрантами», а популярные учебники называют рабов просто «рабочими». Согласно опросам того же центра, всего 8% американцев смогли правильно ответить на вопрос о причинах гражданской войны.

Жертвами последующих за этим волнений стали более шестисот чернокожих подростков, убитых полицией и войсками. Бурские националисты пытались навязать африкаанс всему обществу принудительным административным путем – что вызывало протесты всех остальных народов страны. Погромный произвол апартхейда покоился на обширной законодательной базе. Закон о борьбе с незаконным занятием помещений позволял властям сносить созданные рудничными компаниями трущобы, где со времен индустриального бума жили чернокожие африканские пролетарии. Вплоть до начала восьмидесятых годов их переселяли в гетто насильственным путем, а число перемещенных лиц достигло в итоге трех с половиной миллионов человек.

В племени мандиго существовала традиция устных преданий, и были сказители, которые помнили сотни или даже тысячи лет истории. И Киззи все запоминает, и потом рассказывает своему сыну, а тот рассказывает своим детям, а те – своим. И даже если формально человек является собственностью, вещью другого человека, то, сохраняя духовную свободу, он принадлежит самому себе.

Однако двигались медленно, ветер был не настолько сильным, чтобы наполнять паруса. Капитан приказал побросать бачки за борт и после этого пожелал, чтобы сосновый пол в трюме разобрали, а доски сложили на корме. Помощник возразил – внизу становилось слишком темно, и лучше было оставить работу до утра.

Жуткие страницы истории: как человека превращали в раба

Я также привез за счет Королевской Африканской компании мушкеты, разнообразные ткани, медные чайники, английские ковры, свинцовые болванки, бочонки с салом, порох и многое другое. Но ни один из этих товаров не оправдал наших ожиданий, пришлось везти обратно в Англию большую их часть. В восьми милях вверх по реке расположено поселение, в котором правит король Петр, однако у меня не было времени навестить его и, по правде говоря, не было желания отправляться на баркасе так далеко. Негры здесь очень вероломны и кровожадны, как убедились на собственной шкуре европейские торговцы.

Она могла соблазнить ангела, полагаю, и я стал глупцом и злодеем. Она клялась, что полюбила меня со дня первой встречи, но в ее глазах мелькало нечто заставлявшее меня чувствовать неловкость. Временами она казалась безыскусной, как ребенок, но затем становилась коварной без всякой меры. Несмотря на ее двадцать лет, она была опытнее меня и моего дяди. Неудивительно, что мы оба были очарованы ею и оба обмануты. Мне было приятно почувствовать себя дома после жизни на корабле, но я заметил перемену в девушке-квартеронке Марине, как только бросил на нее взгляд.

Тогда мы не могли догадаться, для чего они предназначаются, но позже обнаружилась их полезная ценность. Корабль практически не имел постоянного межпалубного помещения. Малая палуба была сооружена прямо под главным грузовым люком и называлась местом для ворвани.

Но неудачи снова обрушились на меня, когда я шел на борту испанской шхуны из Пуэрто-Рико и столкнулся с новыми несчастьями. Благодаря влиянию моего партнера я был гостем на многих плантациях по пути, что дало мне возможность изучить практику рабовладения в цивилизованной и демократической стране по сравнению с Кубой и Бразильской империей. Войдя на территорию плантации, я встретил раба, который тихонько провел нас в дом, освещенный свечами. В комнатах толпились мужчины и женщины, новые гости моего бывшего дома. Я оставался под апельсиновыми деревьями, но дон Рикардо пошел дальше и, переступив порог, пересек салун и подошел к дивану, на котором сидели донна Амелия с мулатом Де Соузой.

Ему принц доверил обучение будущих завоевателей африканского побережья. У 26 бывших рабов взяли интервью, в которых они совершенно спокойно рассказывали о тех днях, когда рабство в США было разрешено. Новый Орлеан был единственным местом, где порядки были не настолько строгие, и рабы могли собираться по воскресеньям, чтобы попеть, потанцевать и послушать музыку. Сегодня рабство одно из самых противоречивых явлений прошлого. Современные люди считают его бесчеловечным и безнравственным занятием. Для древних народов же рабство было частью повседневной жизни, полностью законным и интегрированным в социум.

Есть достаточное основание полагать, что негры, доставленные с африканского побережья, похищены. Но черные торговцы тщательно заботятся о том, чтобы европейцы не знали методов добывания ими рабов. Места внутри континента, отстоящие на большие расстояния, и наше незнание местных языков (что часто характерно и для самих черных торговцев) препятствуют получению такой информации, которая нас интересует. Однако методом случайного опроса переводчиков я добыл некоторые сведения об этом, причем такие, которые исключают любые сомнения. Возвращение к морю происходило без происшествий и очень быстро, поскольку многочисленные жертвоприношения носильщиков так потрясли, что они почти бегом проделали обратный путь, в изнеможении прибыв на побережье.

Первым американским невольничьим судном стал небольшой корабль «Дезире», построенный в Марблхеде (Массачусетс) в 1636 году. Летом следующего года он отправился в торговый рейс к Вест-Индии. Среди его пассажиров были две женщины и пятнадцать подростков из индейского племени пекотов, захваченные после боя в болотах у Фэрфилда, штат Коннектикут. «Дезире» стал на якорь у острова Провиденсия, и там несчастные индейцы были проданы в рабство. Когда 26 февраля 1638 года корабль прибыл в Бостон, троих из этих негров продали Самюэлю Маверику, который жил на острове в бухте, известной ныне как Восточный Бостон. Неизвестно, какое количество рабов тогда было доставлено в Бостон, но незадолго до этого негров и индейцев приобретали во всех поселениях Новой Англии, хотя и в ограниченных количествах.

Мы не могли защититься от палящего солнца и спасались только до определенной степени тем, что оборачивали голову влажной одеждой. Перед тем как наступила ночь, каждый белый человек был измучен жарой до безумия. Негры, видимо, тоже страдали, однако меньше, но время от времени надзиратели окатывали их голые спины морской водой из ведра. Когда занялся третий день с удручающей жарой, Рамос созвал совет своих офицеров. Не было видно не единого паруса, а наши матросы ослабели, как дети, поэтому мы приняли решение покинуть плот, который сковывал нас в океане, и, пересев в наши лодки, достичь берега. Соответственно, каждому из жаждущих черных была выдана еще одна порция в несколько капель воды и позволено сделать изрядный глоток рома для маскировки перемещения в наши лодки мешка с хлебом и нескольких галлонов воды.

Нам невыносимо думать, что приходится переносить так много несчастий ради столь незначительных результатов. С выходом в море мы освобождаем туземцев от железных оков. Они не пытаются бунтовать из тех соображений, что если поубивают нас или овладеют нами, то не смогут управлять кораблем, поэтому должны доверять нам, везущим их туда, куда нам нужно. Следовательно, опасность сохраняется, пока мы стоим в виду их страны, с которой им не хотелось расставаться. Я не слышал, чтобы они бунтовали на кораблях, хорошо укомплектованных составом, где проявляли хотя бы малейшую заботу о туземцах.

Сегодня в домике расположен музей, где можно видеть старые домашние вещи, вроде керосиновой лампы и топчана, – а также фотографию Фиделя Кастро и множество подарков от политических лидеров со всего мира. Впоследствии в церкви проходили собрания «Гражданской ассоциации» – органа народного самоуправления, избранного в противовес марионеточному «городскому совету», назначенному расистским режимом. Сегодня здесь можно видеть стенды с фотохроникой Соуэто – начиная от эпохи принудительного переселения чернокожих рабочих, которых свозили сюда со всего Йоханнесбурга.

Капитан рассчитывал перевезти тысячу восемьсот рабов в течение следующей ночи и покинуть побережье до рассвета. «Марта» предстала перед судом в Нью-Йорке, капитану позволили внести залог пять тысяч долларов (впоследствии его сократили до трех тысяч). Но в ту же ночь, почти через месяц после бунта на моем судне в Мамфорте и при таком бесплатная парнуха же ярком освещении луны, как тогда, мы услышали на борту «Елизаветы» около десяти часов два-три выстрела из мушкета. После этого я приказал матросам сесть в лодки, принять все меры предосторожности против мятежа на борту нашего корабля и сам спустился в шлюпку (за которой следовали другие лодки), чтобы подняться на борт «Елизаветы».

Они сбросили черного в море, когда поняли, что тот бесполезен. Он плыл даже после того, как скрылся под водой, ибо я видел кровавый след, тянувшийся к берегу. Постепенно след замер, расширяясь, обесцветился и пропал совсем. Цепи, удары бичом и жестокости, видимо, не входили в арсенал средств, используемых при доставке несчастных африканцев к их американским владельцам. Мы, конечно, чувствовали себя неуютно, размышляя о позорной практике отношений между цивилизованными существами и менее культурными особями, но мы не были шокированы лицезрением жестоких проявлений тирании и бесчеловечности. Здесь рабам обеспечивались комфорт и здоровые условия существования.

Category:
Comments (0)

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *